Сверлийцы. Инструкция пользователя

Дмитрий Курляндский, 29 июня 2015

ВВЕДЕНИЕ
Сверлийцы — последовательность музыкальных высказываний от шести очень разных авторов. Каждый автор являет собой сложный концентрированный целостный индивидуальный мир. В итоге образуется цепочка реинкарнаций единого текста либретто, последовательно проживаемого в шести разных измерениях. У каждого автора своя концепция времени, свои принципы взаимодействия с звуковой материей, своя коммуникативная модель. Слушателю предлагается пройти через шесть уникальных акустических ситуаций — как через огонь и воду (студеную, вареную), молоко кипящее и трубы медные — последовательность целостных миров, образующих в своем прохождении целостность другого порядка.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ 1
Отправляясь в путешествие в Сверлию, нужно быть готовым к тому, что Сверлийцы неминуемо станут ощутимой частью вашей биографии. Шесть опер — это пять недель вашей жизни, в течение которых Сверлия закрепится в памяти и начнет прорастать в будущее. Преодолевая внутреннее сопротивление, или, напротив, отвечая вашим внутренним ожиданиям и предпочтениям. Сверлийцы, в своей последовательности и периодичности, сформируют определенный внутренний эстетический дискурс.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ 2
Мы говорим со слушателем на сложном языке, потому что мы не верим в «неподготовленного», «простого» слушателя. Сложность другого помогает человеку обнаружить, раскрыть сложность собственную. Конечно, это обнаружение требует от человека определенного волевого решения, усилия. Усилия, направленного в себя, в различение и признание собственной сложности — и, как следствие, сложности другого. Это прописная истина, тем не менее, стоит ее периодически повторять. Искусство восприятия — это искусство наслаждения сложностью другого.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ 3
Посмотрев одну серию Сверлийцев вы получаете целостное и завершенное представление только об этой серии. Представление о проекте в целом можно получить лишь от суммы разностей, его составляющих. Проект реализуется непосредственно в разности составляющих его частей, но не в целостности самих частей, рассматриваемых по-отдельности.