Электротеатр Станиславский открывается «Вакханками»

Джон Фридман, The Moscow Times, 28 января 2015

Москва на этой неделе потеряла один из своих самых известных театров, основанный в 1935 году Константином Станиславским, соучредителем знаменитого Московского Художественного театра. Но поскольку занавес фигурально упал на старый драматический театр им. Станиславского, расположенный в двух шагах от Пушкинской площади на Тверской улице, на его месте появился захватывающий новый театр. Добро пожаловать в Электротеатр Станиславский!

Драматический театр им. Станиславского преобразовывается в Электротеатр Станиславский уже 18 месяцев. Это началось, когда Борис Юхананов выиграл конкурс, чтобы стать его художественным руководителем летом 2013 года. Трансформация завершилась в понедельник ослепительным и острым световым шоу, спроецированным на фасад здания, а затем состоялась премьера спектакля «Вакханки» по Еврипиду в постановке греческого мастера Теодороса Терзопулоса.

Еще пять постановок запланированы на остаток сезона, который закончится летом. Режиссером трех из них будет сам Юхананов, двух других знаменитый авангардный итальянский режиссер Ромео Кастеллуччи, который поставит «Человеческое использование человеческих существ». Премьера в середине июля.
«Этот театр не будет представлять одну точку зрения», - сказал Юхананов «The Moscow Times» в эксклюзивном интервью в ноябре. «Нет! Я не хочу этого. Моя миссия представить городу театр с множеством различных видов искусства».

Терзопулос, основатель театра «АТТИС» в Дельфах, совсем не чужой в Москве. В 1993 году он поставил «Квартет» Хайнера Мюллера в Театре на Таганке, а театр «АТТИС» на протяжении многих лет выступал на многочисленных местных фестивалях. Он создает ритуальный театр, где использует пение, тонко настроенное хореографическое движение и искусное использование музыки.
В нынешней сессии спектаклей «Вакханки» Терзопулос сам заканчивает каждый спектакль: медленно идет по сцене и поет по-гречески плач.
«Вакханки» рассказывают историю о Дионисе, боге вина и разгула, о его мщении своему городу и семье за то, что отправили его в изгнание. В постановке Терзопулоса этот текст предстает достаточно резким, раскаленным и полным трагизма.

Тела актеров постоянно дергаются, словно испытывая судороги, артисты на сцене говорят, кричат, скандируют – что не всегда вразумительно. Этот стиль – сочетание декларации и искажения. Это подразумевает, что Терзопулос и его работа прокладывают путь к висцеральной и визуальной, а не словесной интерпретации человеческой и божественной справедливости. Это может быть также рассказ о несправедливости, поскольку правосудие вполне очевидно в глазах зрителя.

Как бы то ни было, в трагедии Еврипида подчеркивается факт, что молодой царь Пенфей платит своей жизнью за запрет поклонения Дионису в Фивах. Самое страшное – по крайней мере в контексте постановки Терзопулоса – заключается в том, что Пенфей был убит своей матерью Агавой, когда она находилась в состоянии опьянения Дионисом.
Алла Казакова обжигающе играет роль обреченной матери, которая слишком поздно понимает, что она наделала. Ее протяжный крик, когда она обнаруживает содеянное, захватывает зрителей в путешествие от ужаса до отчаяния. Среди других выступающих на пустой белой сцене Елена Морозова в роли Диониса и, как возмездие для него, Антон Косточкин в роли Пенфея. Как и большинство актеров труппы, они легко усвоили и переняли линию Терзополуса, его формальную в действии манеру.

Это особенно касается хора, который состоит из четырех мужчин и четырех женщин. Их четкая точность проявляется во всем: от движения к речи и выражению лиц – это всё устанавливает и поддерживает визуальную и энергетическую структуру данной постановки.

Костюмы и грим, созданные Терзопулосом, стилизованы и поразительны, как и все остальное. Красные глаза и нездоровая бледная кожа деликатно покрыты черными футуристическими одеждами из грубого, мелко смятого материала. Каждый актер имеет нарисованную на нем красную изогнутую линию, которая, кажется, течет по их телу от уха до живота. Это просто эффектное украшение или намек на пролитую после неких насильственных столкновений кровь?

Как и в большинстве такого рода постановок, зрители должны самостоятельно ответить на данный вопрос.

Успейте увидеть “Вакханок”. В субботу текущая сессия спектаклей закончится, и Электротеатр перейдет к следующим постановкам. С 25 февраля по 4 марта постановка Юхананова «Синяя птица» по пьесе Мориса Метерлинка, а с 16 по 19 марта пьеса кубинско-американского драматурга Нило Круза «Анна в тропиках» в постановке Александра Огарева.