"Психоз" – реквием, рассказанный нотами и буквам

Антон Долин, Вести FM, 9 октября 2016

Премьера в электротеатре "Станиславкий" спектакля "Психоз". Об этом культурный обозреватель Антон Долин беседовал с кинорежиссером и сценаристом Александром Зельдович в эфире радио "Вести ФМ".

Долин: Здравствуйте, у микрофона Антон Долин. И сегодня мы будем говорить об одном из самых необычных событий культурных этого года - это премьера спектакля. А спектакль называется "Психоз", идет он на сцене электротеатра "Станиславский", что между Маяковской и Пушкинской примерно, прямо на Тверской улице. И это спектакль, который сделан по очень знаменитой (хотя, наверное, не очень знаменитой в России) пьесе. И сделан режиссером, которого вы все знаете по его кинокартинам, Александром Зельдовичем. Зельдович, в частности, автор знаменитых фильмов "Мишень" и "Москва". И Александр Зельдович сегодня у нас в студии. Саша, привет.

Зельдович: Добрый день.

Долин: И давай начнем с автора этой истории. "Психоз" - это не имеет отношения к "Психу" Альфреда Хичкока.

Зельдович: Нет.

Долин: Это пьеса Сары Кейн. Сара Кейн - в Британии совершенно культовый персонаж, ее имя стало практически нарицательным, и ее тексты, они стали в каком-то смысле основополагающими для целого направления в театре. Направление у нас, может, и есть, но вот сама Сара Кейн и ее творчество известны довольно плохо. И, если я правильно понял, в твоем спектакле впервые этот текст собственно прозвучал целиком, полностью и заново переведенный.

Зельдович: Да, совершенно верно. Значит, два слова просто про Сару Кейн. Сара Кейн покончила с собой в возрасте 28 лет в 1999 году. И обе эти даты - ее возраст и 1999 год, в общем, довольно много о ней говорят. Значит, она принадлежит к тому типу людей, как Джим Моррисон, как Эми Уайтхаус, как Лермонтов в конце концов. Значит, есть такой тип людей, тип гениев, которые там не переживают вот этого порога 27-29 лет, увы (как Цой, по-моему, кстати говоря, тоже). Значит, видимо, это люди, которые как бы не могут, у которых не хватает сил пронести дальше по жизни, значит, бремя собственного дарования. Наверное, это так. Она вышла из такой очень религиозной, очень жесткой семьи. В этом смысле все ее творчество, оно было направлено против, видимо, вот этого детства и против вот каких-то морализаторских и каких-то иных дисциплинарных оков. Она начинала как актриса, потом она пришла в такой знаменитый в Англии инкубатор молодой драматургии, значит, есть такой театр Royal Court при котором есть, значит, такой бессменный семинар молодых драматургов, и лучшие пьесы там ставятся на малой сцене. И оттуда собственно, вот в этом месте началась, значит, вся современная английская драма и в известном смысле вся современная и мировая драма. Потому что английская, в общем-то, в силу того, как там это организовано, она стоит в каком-то смысле в авангарде.

Долин: Ну то, что у нас называется словами "новая драма", и уже применительно к российскому театру.

Зельдович: Да, совершенно верно, да.

Долин: И это напрямую происходит оттуда, это не случайное совпадение.

Зельдович: Да, совершенно верно, это вот напрямую из этого театра, значит, со Sloane Square, такой маленький театр. Они просто в Англии, поскольку это очень литературоцентричная страна, и драматургия там со времен Шекспира и Марло является национальным достоянием, то действительно и драматургическое слово невероятно ценно. И в этом смысле английский театр как таковой, он весь основан на слове, он не визуальный, он даже не атмосферный, это в каком-то смысле такой вот крайне качественный радиотеатр. Англичане ходят в театр, чтобы послушать слова, которые произнесены каким-то вот надлежащим образом.

Долин: То есть за драматургией ходят.

Зельдович: Они ходят за словами. Если, значит, там кому-то доводилось, бывая в Лондоне в театре "Глобус", где играли Шекспира, то там как бы крайне маленькая сцена, и максимум, что на ней можно сделать, это выйти, значит, встать лицом к публике и прочитать текст. То есть там друг за дружкой, значит, не побегаешь на самом деле. Поэтому вот и до сих пор тот английский театр, который я видел по крайней мере, он очень лаконичный в смысле изобразительном и очень нацелен, то есть там ничего не отвлекает от слова.