В связи с внесением изменений 16 марта 2020 г. в Указ Мэра Москвы ​​​С.С. Собянина № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» от 5 марта 2020 г. Электротеатр Станиславский отменяет проведение спектаклей и других мероприятий по 10.04.2020 включительно.

Фойе, книжная лавка «Порядок слов» и кафе будут закрыты с 17 марта по 10 апреля.

В соответствии с Указом президента о нерабочей неделе с 28 марта по 5 апреля касса Электротеатра не будет работать. С 6 по 10 апреля касса театра будет работать с 12:00 до 19:00. В кассе вы сможете оформить возврат билета, купленного в кассе, или приобрести билеты на спектакли и мероприятия, запланированные после 10 апреля. По всем вопросам о возврате билетов звоните по телефону +7 495 699-72-24 или пишите на почту kassir@electrotheatre.ru.

Берегите себя!

Статья польского критика Катажины Осиньской

1 августа 2015

Статья польского критика Катажины Осиньской в театральном журнале Didaskalia — «Политика и эстетика в современном российском театре» (фрагмент)

Перевод: Алина Уразбекова и Анна Соловьева

Электротеатр Станиславский

Жизнь в таком гигантском городском организме, как многомиллионная Москва, сложна и далека от упрощенного образа, созданного СМИ. Одним из величайших парадоксов последнего времени является то, что московский театр, а конкретно некоторые его пространства (нужно помнить, что в Москве действуют около трёхсот театров) — вопреки усиливающемуся контролю и попыткам ограничения свободы слова — могут многое предложить. Появляются новые инициативы, новые люди, новые театральные места. К таким недавно созданным, излучающим энергию местам следует причислить Электротеатр Станиславский, зародившийся из старого, хорошо известного Театра им. Станиславского. В этом историческом здании на Тверской 23 ровно сто лет тому назад, в 1915 году, был открыт кинозал — Электротеатр Арс (отсюда сегодняшнее название). После революции кино преобразовали в театральную сцену. С 1921 года Наталия Сац возглавляла здесь детский театр; в конце тридцатых годов здесь заработал Театр Юного Зрителя. По соседству же с 1935 года действовала Оперная Студия под руководством Константина Станиславского. После войны Студия сменила статус, превратилась в драматический театр, который был переведён в здание номер 23 — так возник Московский Драматический Театр им. Константина Станиславского. В 1950 году руководство театром принял Михаил Яншин, актёр и педагог, ученик Станиславского; считается, что конец пятидесятых годов и начало шестидесятых относятся к самым стабильным в истории этой сцены. А самые бурные и художественно плодотворные года — это рубеж семидесятых и восьмидесятых, когда тогдашний художественный директор Андрей Попов принял в коллектив молодых режиссёров, в том числе Анатолия Васильева, поставившего здесь «Первый вариант Вассы Железновой Горького» (1978) и «Взрослую дочь молодого человека» Виктора Славкина (1979). Потом наступила эпоха застоя, прерываемая короткими периодами высокой художественной активности. В 2012 году конкурс должность художественного директора театра выиграл режиссёр и педагог, некогда ученик Анатолия Эфроса и Анатолия Васильева — Борис Юхананов, автор многих независимых художественных проектов, основатель Мастерской Индивидуальной Режиссуры («Дидаскалия» писала о нём несколько раз).
Под руководством Юхананова театр полностью модернизировали на деньги спонсоров. Театр получил новый забавный логотип, электрическую лампочку с портретом Станиславского внутри, а интерьер здания — новый облик: просторные лестничные клетки, фойе, где работает буфет и стенд с книгами, открытый и днём для всех желающих. Во дворике построили склад, которого театр ранее был практически лишён. Перестроили сцену и зрительный зал, некогда тесные, низкие, придавленные декором, а сегодня преобразованные в современный зрительный зал, который можно произвольно трансформировать. Во время экскурсии по зданию театра, организованной для гостей программы Russian Case, можно было осмотреть уборные актёров, каждая из которых имеет свой особенный облик. В обновлённых помещениях актёры могут не только переодеваться и гримироваться, но и расслабляться на цветных диванах, глядя на потолок с изображениями старых карт неба и знаков зодиака.
На встрече с гостями фестиваля Юхананов рассказал о планах театра и о труппе, которая осталась неизменной после прихода нового художественного руководителя — что сенсационно для новой история российского театра. Побеседовав с каждым из актёров с глазу на глаз, режиссер решил, что все они останутся в театре, и одновременно с ремонтом начал репетиции, которым в настоящее время отданы аж шесть залов. Планы Бориса Юхананова, к настоящему времени частично реализованные, огромны. В них отражена идея Театра Полноты, о которой Борис часто говорит: она заключается в соединении постдраматического театра с актёрским искусством, которое, по мнению Юхананова, было потеснено на второй план во времена, когда театр порвал с повествованием и сблизился с визуальным искусством. Идею Театра Полноты олицетворяет — утверждает Юхананов — в том числе опера, отсюда идея поставить на новой сцене оперу — роман авторства самого режиссера на музыку шести композиторов. Опера о вымышленной стране Сверлии, существующей одновременно в прошлом, настоящем и будущем, будет сделана как своего рода сериал в пяти вечерах. Параллельно планируется целая серия представлений дебютантов, воспитанников Мастерской Индивидуальной Режиссуры, по мотивам «Золотого осла» Апулея — на строящейся малой сцене. Кроме того, Юхананов пригласил поработать в Электротеатре режиссеров со стороны, как из России — Александра Огарёва (также бывшего ученика Васильева), так и из-за границы — Теодороса Терзопулоса, который к открытию театра подготовил «Вакханок» Еврипида, Ромео Кастеллуччи, который репетирует в настоящее время, а также Хайнера Геббельса — осенью 2015 года Геббельс должен поставить тут новый авторский спектакль.
Обновленный театр выполняет функцию культурного центра; здесь проходят дискуссии, творческие встречи, концерты. Электротеатр задуман Юханановым с большим размахом, при этом идея театрального целого реализуется на всех уровнях функционирования театра: творческом (художественном), организационном, историческом. Прошлое этой сцены не замалчивается, наоборот — в великолепном фойе организована выставка, посвященная ее истории. Помимо традиционных стендов с афишами, фотографиями, программами старых спектаклей, под софитами подвешены полупрозрачные полотна с портретами режиссеров, так или иначе связанных с театром: Константина Станиславского, Михаила Яншина, Марии Кнебель, Анатолия Васильева и других.
Первый спектакль, поставленный Юханановым на новой сцене, также отсылает нас к истории театра. «Синяя птица» Метерлинка на сцене, некогда носящей имя Станиславского, вызывает воспоминания о легендарной мхатовской постановке этой театральной сказки в 1908 году. Но режиссер пошел еще дальше в установлении связей времен, проведении параллелей между жизнью и искусством: он поручил детские роли Тильтиля и Митиль (известных в польской традиции перевода как Ясь и Малгося) старейшим и опытнейшим актера театра — супругам Владимиру Кореневу и Алефтине Константиновой, которые отправляются в прошлое на поиски Синей птицы, а заодно — и самих себя. В спектакле-феерии, как называет свою трилогию режиссер, актерская пара вспоминает детство и юность, военное время и послевоенные судьбы, работу в театре и кино. Отметим, что Коренев в начале шестидесятых стал кинозвездой, исполнив роли в чрезвычайно популярном фантастическом фильме «Человек-амфибия».
Спектакль идет три вечера подряд, но каждая его часть является законченным целым. Я видела первую из них под названием «Синяя птица. Путешествие». Режиссер соединил в спектакле план перформативный — актеров и их собственную историю, рассказываемую в естественной, доверительной манере, с нарочито гипертрофированной театральностью. В постановке задействовано более восьмидесяти актеров, для которых было сшито триста семьдесят экстравагантных костюмов, созданных Анастасией Нефёдовой — ведь в пьесе Метерлинка появляются не только люди, но и животные, и даже вещи: Сахар, Вода, Огонь, Хлеб, Душа Света, птицы (особое внимание привлекают прекрасные вороны — актеры, одетые в блестящие черные костюмы, которые ходят «вороньим» шагом и издают гортанные звуки). В интермедиях, возникающих ассоциативно, использованы и другие тексты (в первой части — фрагменты пушкинского «Евгения Онегина» и платоновского «Государства»), появляются японские ритуалы (часть актеров работала под руководством мастера театра, Но), китайские фонарики, гигантские игрушки, советские песни и пляски. А до того — фрагмент настоящего фюзеляжа и модель Боинга 777, символизирующего Синюю птицу, летающие дельфины с дистанционным управлением (игрушки, известные как Air Swimmers). Сцена с их участием — одна из красивейших в спектакле: пока Владимир Коренев рассказывает о съемках «Человеке-амфибии», над головами зрителей в воздухе проплывают дельфины. Используются необычные визуальные эффекты: «космические» видеопроекции отсылают к истории открытия космоса и фильмам Кубрика. Автором сценографии спектакля стал постоянный партнер Юхананова — Юрий Хариков, компьютерные эффекты создал Степан Лукьянов, музыку — композитор Дмитрий Курляндский.
Борис Юхананов поставил спектакль-путешествие — по культуре, истории, прошлому своей страны, по личным судьбам героев-протагонистов, наконец, по собственной художественной биографии, собственному и одновременно общечеловеческому культурному наследию всех рожденных в XX веке. В сказочном, волшебном, ирреальном пространстве Достоевский встречается с Тарковским, Платон с Наполеоном, медведь из сна Татьяны, читающей фрагмент «Евгения Онегина» по-китайски, с воронами из детских мультфильмов, Огонь с Водой, Душа Света с черным квадратом Малевича, Восток с Западом. Это спектакль-космос, спектакль-жизнь, в котором режиссер отдает должное своим предкам и учителям.

Поделиться: